The Agonist – Martyr Art

Исполнители: The Agonist
Альбом: The Agonist - Lullabies For The Dormant Mind
no image

перевод, текст песни The Agonist – Martyr Art

Текст:

Awaken, as from a tormented sleep with eyes anxiously looking to creep beyond this twisted dementia displayed on the walls.
Mysterious mindsets and ink-droplets fall.
Muses take flight in an all out war.
Shall I catch it with open hand?
Or let it fall and start again?
Such words burn the skin.
So, enter stage right, mic in hand.
Before the micro-cosm, stand.
Display my efforts, after all, don’t expect them recognized.
Hourly torture, chaos ignite!
Beauty and art give a sign of life.
But, as Balzac and Hardy profess, the martyr will burn for her canvas.

Перевод:

Проснись, как от мучительного сна с глазами, с тревогой ожидающими выползти за эту искаженную слабоумие на стенах.
Таинственное мышление и чернильные капли падают.
Музы бегут во всеобщей войне.
Должен ли я поймать его открытой рукой?
Или позволить этому упасть и начать снова?
Такие слова обжигают кожу.
Итак, выйдите на сцену справа, микрофон в руке.
Перед микрокосмом стой.
Покажите мои усилия, в конце концов, не ожидайте, что они будут признаны.
Почасовые пытки, хаос зажечь!
Красота и искусство дают знак жизни.
Но, как утверждают Бальзак и Харди, мученица сгорит за ее полотно.

Elusive horizon, I’m not a threat.
You see, I’m for some reason always on trial.
Object of destination — always on trial.
O, Solitude!
With thee I dwell!
With thee I dwell is our assiduous, gated hell.
Trivial — this mind and spirit world.
You can’t compare their worth to what is real.
At its best, all critics must confess, this work can outlive death — so what is real?
Because I can’t describe half the shit I feel inside your crimes.
Targeted intent eviscerating innocence.
I swear I’m not a threat.
Put down your defense.
All I can do is watch in awe… feet raking the sand, hands bound by molten ire.
As the broad guillotine blade sinks into the horizon, streams of burning gold burst forth from ultramarine expansive veins and reach towards me, lending heat to the air, as the Earth is sliced in half and the dividing line approaches.
For every stage turned wonderland, for every sound turned song, for every song turned experience, for every hour turned long.

Accablées de misère en décembre, les muses se baignent en flammes.
Noyées dans l’ombre elles disparaissent, attendant le divin pientre de l’Univers, le Soliel

English translation:
Overpowered by misery in December, the Muses bathe in flames.
Drowned in the shade they disappear, awaiting the divine painter of the Universe, the Sun

Неуловимый горизонт, я не угроза.
Видите ли, я по какой-то причине всегда на суде.
Объект назначения — всегда под суд.
О, Одиночество!
Я живу с тобой!
С тобою я живу наш усердный, закрытый ад.
Тривиально — это разум и дух мира.
Вы не можете сравнить их ценность с тем, что реально.
В лучшем случае, все критики должны признать, что эта работа может пережить смерть — так что же реально?
Потому что я не могу описать половину того дерьма, которое я чувствую в твоих преступлениях.
Целевой умысел потворствует невинности.
Клянусь, я не угроза.
Подави свою защиту.
Все, что я могу сделать, это смотреть с благоговением … ноги сгребают песок, руки связаны переплавленным гневом.
Когда широкий гильотинный клинок погружается в горизонт, потоки горящего золота вырываются из ультрамариновых обширных вен и достигают меня, передавая тепло воздуху, когда Земля разрезается пополам и приближается разделительная линия.
Для каждой сцены, превращенной в страну чудес, для каждого звука, превращенного в песню, для каждой песни, превращенной в опыт, для каждого часа, превращенного в длинную.

Accablées de misère en decembre, les muses se bagentent in flammes.
Noyées dans l’ombre elles disparaissent, сопровождающий le divin pientre de l’Univers, le Soliel
Английский перевод:
В декабре, одолевшие страданиями, Музы пламенеют.
Утонув в тени, они исчезают, ожидая божественного художника Вселенной, Солнца